ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕМЫ:
16+
​5 фактов о пандемиях — прошлых, настоящих и будущих
Книги
0 6412
21 января 2021

​5 фактов о пандемиях — прошлых, настоящих и будущих

5 фактов о пандемиях — прошлых, настоящих и будущих

Пандемии веками омрачали нашу жизнь и до COVID-19, а вирусы всегда готовы устроить новую катастрофу. Али Хан, эпидемиолог с 30-летним стажем, в книге «Следующая пандемия» рассказывает, как появляются болезни и что мешает нам их победить.

Главный злодей — банальный грипп

Если вы когда-нибудь захотите снять фильм ужасов про кошмарный патоген, не нужно выбирать иностранную звезду вроде Эболы. Репутация Эболы ужасна, но несравнима с фактическим риском. Чтобы заразиться этим вирусом, обычно требуется прямой контакт с кровью, слюной, спермой и другими физиологическими жидкостями. Более того, человек становится заразен в основном к концу болезни, когда у него вряд ли будет желание разгуливать по окрестностям и общаться.

Главным злодеем в триллере о пандемии, из-за которой падет мир, должен стать банальный грипп. Им можно начать заражать других еще до того, как появятся какие-либо признаки заболевания. И он уже доказал, что способен убивать миллионы людей, передаваясь при чихании или через рукопожатие. Сравните: эпидемия Эболы 2014–2015 гг. стала событием мирового масштаба и привела к смерти 11 тысяч человек, а грипп ежегодно убивает по 250–500 тысяч человек.

Вирус гриппа опасен тем, что может совершать резкий генетический сдвиг, из-за чего у нас не оказывается иммунитета к его новой структуре. Дрейф генов, то есть мутации, происходит непрерывно, поэтому каждый год приходится обновлять вакцины. Поскольку производство вакцин основано, в сущности, на технологиях 1940-х годов (вирусы выращивают в яйцах, под скорлупой), процесс этот несовершенен и всегда занимает много времени.

Но эпидемиологов беспокоит не столько антигенный дрейф, сколько так называемый антигенный сдвиг — полная смена оболочки вируса гриппа A на новое сочетание гемагглютинина (HA) или гемагглютинина и нейраминидазы (HA/N). Из-за такой «тотальной» трансформации существует риск, что у нас с вами не окажется вообще никакого иммунитета, ведь нас будет атаковать совершенно новый враг.

Такое преображение происходит примерно раз в два десятка лет. Именно это случилось в 1918 году, когда разбушевалась испанка. Она привела к гибели от 50 до 100 миллионов человек.

75% болезней приходят от животных

Более 75% новых заболеваний являются зоонозными инфекциями, то есть передаются человеку при контакте с животными. В эту группу попадает вирус конго-крымской лихорадки, хантавирусы, генипавирусы и Эбола. Другие болезни, например сезонный человеческий грипп и СПИД, были зоонозами вначале. Благодаря идеальному совпадению генетических, экологических, поведенческих и политических факторов патогены выходят из своей естественной среды обитания в дикой природе и заражают людей.

Показательный пример такого перехода — чума. Бактерия должна попасть на новое место и внедриться в нового хозяина, например луговую собачку или комара. Когда заболевание закрепится в новом резервуаре или переносчике, оно станет для данной экосистемы эндемическим. Правда, совершить такой переход удается не всем болезням — в этом всегда есть какая-то тайна и, безусловно, элемент случайности. Когда человек — единственный хозяин, а инфекция передается только между людьми, все гораздо проще: достаточно, чтобы люди путешествовали. Большинство крупных эпидемий Нового Света — оспа, корь, полиомиелит, туберкулез — были завезенными через Атлантику «подарками» из Старого Света. Чума отличается только тем, что прибыла она через Тихий океан.

Болезни, которыми болеют люди, не бывают статичными: они постоянно меняются и приспосабливаются. Нельзя думать, что болезнь «где-то далеко». Очень часто новые инфекции приходят к нам «издалека» и закрепляются в новой среде — особенно сейчас, в условиях глобального потепления. Именно так чикунгунья и денге из тропиков попали в США и закрепились благодаря флоридским комарам из рода Aedes.

Крупнейшая пандемия конца ХХ века продолжается до сих пор

Речь о ВИЧ/СПИД, и началось все также с зоонозной инфекции. Подробный анализ вирусных генов показал, что возбудитель появился в 1920-х годах в Леопольдвиле (сейчас этот город называется Киншаса) из родственного вируса иммунодефицита шимпанзе, — успешный межвидовой прыжок он совершил, вероятно, в тот момент, когда люди разделывали сырое мясо лесных животных.

В то время город переживал бум торговли, население быстро росло, активно строились железные дороги и каждый год Леопольдвиль пропускал через себя около миллиона человек. Процветавшая проституция и, по всей видимости, повторное использование шприцев создали ядовитую смесь, позволившую вирусу развиться и расползтись по всему континенту, а также выйти за его пределы через грузовые и пассажирские пути.

Несмотря на убедительные описания «истощающей болезни», в Африке ее признали самостоятельным заболеванием только спустя 60 лет — дело усугубляла некорректная реакция США, связанная с политикой в отношении секса. Теперь ВИЧ прочно закрепился в качестве человеческого патогена и в 2013 году стал причиной полутора миллионов смертей.

Наша проблема — страх

Главной проблемой в любой среде, затронутой вспышкой болезни, будь то хантавирус в индейской резервации или легионеллёз в Нью-Йорке, является страх перед неизвестным. Этот страх иррационален и не зависит от глубины понимания научных фактов.

В Африке верят, что люди умирают из-за «ведьминых ружей» — неких злых сил, с помощью которых можно заразить человека тяжелой болезнью. Жителям развитых стран это кажется забавным, но у нас есть свои эквиваленты. Недавно в США произошла крупная вспышка кори. Частично виновны в ней состоятельные родители, которые не хотят прививать детей из страха перед аутизмом, хотя эта мысль многократно опровергнута исследованиями.

Магическое мышление многолико, а иррациональность напуганных людей довольно равномерно распределена по нашей планете.

Мы должны обращать внимание не только на отдельные ужасные происшествия, когда СМИ устраивают трехдневную истерику, а потом переключаются на что-то еще. Мы должны задумываться над тем, как построить надежные информационные системы, позволяющие в кризисной ситуации понять, что происходит, отличить факты от шумихи и оказать помощь. Как позаботиться о том, чтобы люди получали прививки и другие медицинские услуги? Как обеспечить людей информацией, которая поможет им защитить себя и укрепить свое здоровье? Нельзя вспоминать об этом только тогда, когда какое-нибудь заболевание начинает угрожать жителям развитых стран.

Мы не можем винить африканских крестьян в том, что они необразованные и недоверчивые. У них не было возможности стать другими. А вот мы, жители развитых стран, действительно должны взять ситуацию под контроль и требовать конкретных фактов и совершенствования системы здравоохранения.

Изменение климата принесет новые болезни

Самым серьезным фактором, который будет способствовать распространению инфекционных заболеваний, станет изменение климата. По оценкам специалистов, плохие погодные условия, болезни, вызванные жаркой погодой, легочные заболевания и аллергии, а также инфекционные заболевания, связанные с повышением глобальной температуры, и хаотичные погодные паттерны ежегодно будут уносить жизни 400 тысяч человек.

Изменения климата скажутся на увлажненности почвы, а это, в свою очередь, отразится на урожаях. Из-за повышения температуры снизится пищевая ценность продуктов, в том числе уменьшится содержание белка в пшенице и рисе. Значительно изменятся зоны расселения животных, которые являются резервуарами и переносчиками заболеваний, будь то птицы, грызуны, клещи или комары. Дождливая, жаркая и влажная погода повлияет на численность комаров в сезон и на то, сколько пестицидов и паразитов будет попадать со стоками в местные реки и водоемы. Патогены совершенно не интересуются политическими дебатами о причинах изменений климата: они просто реагируют на новую реальность, а текущие прогнозы говорят о том, что к 2100 году средняя температура в мире вырастет на 1,7–4,0 °C.

В канадской провинции Британская Колумбия и на севере Тихоокеанского побережья США незаметное повышение температуры уже привело к неожиданному росту числа случаев неожиданных заболеваний легких и головного мозга, вызванных дрожжами Cryptococcus gattii, которые раньше встречались только в субтропиках и тропиках. Были отмечены внезапные вспышки водянистой диареи и колик от устриц, зараженных Vibrio parahaemolyticus, — моллюсков вырастили в теплеющих водах залива Принс-Уильям на Аляске. В последние десятилетия растет и заболеваемость клещевым энцефалитом в Центральной и Восточной Европе, Прибалтике и Северной Европе: клещи захватывают более северные, высокие широты.

Не все последствия изменений климата плохи с точки зрения здравоохранения. По некоторым данным сокращается сезон активности респираторно-синцитиального вируса, который часто вызывает заболевания дыхательных путей у детей. Как ни странно, даже разрушительные засухи имеют свои плюсы: например, становится меньше стоячей воды, в которой плодятся комары — переносчики различных болезней. Однако эти климатические изменения заставят микробов переходить в районы с более умеренным климатом, в северные широты.

Микробы продолжают мутировать и совершенствуют способы передачи: они похожи на героев компьютерной игры, которые переходят на следующий уровень до тех пор, пока накопленная мощь не сделает их неуязвимыми. Так что новые пандемии будут происходить. И все же многое в этой войне зависит от нас самих.

Теги: книга
Автор Публикации: Инна Игнатова

Голосовать могут только авторизованные пользователи
Комментарии:
Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.