ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕМЫ:
16+
Чувства как ошибка
Кино
0 3240
15 декабря 2016

Чувства как ошибка

Как замечательно, что в киномире еще остались имена подобные Брэду Питту и Роберту Земекису. Одно только совмещение на афише этих двух замечательных парней — повод оказаться в кресле кинотеатра на просмотре новейших «Союзников». Они не нуждаются в представлении, их знают все. Прекрасная Марион Котийяр в качестве партнерши Питта, сценарий Стивена Найта ("Лок», «Грязные прелести», «Жертвуя пешкой») и камера Дона Бёрджесса, работавшего с Земекисом на большинстве его ключевых картин. Как минимум кинематографический фулл-хауз, гарантирующий, что «Союзники» — ностальгическая шпионодрама о настоящей любви во время Второй Мировой — окажется именно тем синефильским бальзамом, способным излечить все сомнения относительно мастерства Земекиса и уверенности Питта.

Сомнения были, ибо желтые факты об интрижке Питта и Котийяр создавали больше антирекламу для «Союзников», чем нацеливали на успех просмотра ленты. Итог просмотра позволил сделать простой вывод — никогда не верьте авторитетам имен с афиш. Если бы «Союзников» снял артхаусный режиссер, то восторгам не было бы конца. Для артхауса история женщины-агента — прекрасный повод поразмышлять о темных сторонах женской натуры, вполне укладывающийся в феминистический тренд. Но Земекис — представитель зрелищного продюсерского кино из Голливуда, а не сомнительный гений «Роберт — одна копия».

Как автор сценария, Найт добросовестно разрабатывает все архетипы сюжета. Трансформации канадского летчика Макса Ватана, подполковника британских ВВС, на протяжении всего экранного времени «Союзников» отрабатываются достаточно четко. Заброшенный волей командования в Касабланку Ватан встречает не только товарища по борьбе с фашизмом Марианну Бозежур (Марион Котийяр), он встречает женщину, которая вошла в его жизнь. Рико в знаментиной «Касабланке», которую ностальгично воссоздает Земекис, так и говорит: «Из всех забеголовок в мире она вошла в мою». Очевидно, что любовь Макса и Марианны далее будет представляться как роковая любовь с почти первого взгляда, как сила, подвластная только провидению.

С любовью в «Союзниках» все проблемно и непросто. Напуская мелодраматического флера в отношения героев и Найт, как сценарист, и Земекис, как режиссер, выглядят неубедительно. Любовная сцена Макса и Марианны во время песчаной бури в автомобиле перед выполнением важнейшего задания по устранению гитлеровского аристократичного генерала показана как обязательное упражнение из сценарной школы. Никакого физического воплощения, возможно, последней близости в этой жизни, никакого психологического единства, только призрак Анджелины Джоли, подглядывающей в окна авто со сковородкой за спиной. Все истинные чувства Питт изображает с каким-то деревянным, отстраненным лицом, с этим же универсальным для этого фильма лицом он ходит на службу в военном министерстве, бросается на врагов как настоящий подполковник, держит дочь на руках по протоколу.

Сюжетная линия травмированного героя подана в ленте Земекиса весьма своеобразно. Битый час экранного времени во второй половине «Союзники» разрываются между шпионским триллером и военной мелодрамой с обязательными родами в больнице, падением сбитого самолета на соседнюю лужайку и развитой сетью фашистских кокаинистов-подпольщиков в Лондоне. Мотивация героя Питта на боль распознавания в ставшей после рождения дочери такой милой и домашней Марианне видного представителя агентурной сети больше напоминает агонию паранойи, чем вдумчивое расследование фронтового офицера. Пожалуй, самое важное, что удается показать Земекису в этой ленте — это трагедия любви перед которой меркнут трагедии предательства и потери. В итоге «Союзники» становятся фильмом, где авторы и актеры не демонстрируют ожидаемого мастерства блицкрига захвата зрителя на свою сторону, а весьма уныло тянут лямку почти окопных будней, ожидаемо твистуя в финале.

Теги: союзники, брид питт, марион котийяр
Автор Публикации: Сергей Бутаков

Голосовать могут только авторизованные пользователи
Комментарии:
Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.