ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕМЫ:
16+
Читаем с ЭКСМО: «Расподия ветреного острова», «В объятиях дождя», «Лунная тропа» и «Одинокая звезда»
Культура
0 4210
02 августа 2017

Читаем с ЭКСМО: «Расподия ветреного острова», «В объятиях дождя», «Лунная тропа» и «Одинокая звезда»

Начнем мы сегодня с Сары Джио – успешного писателя и довольно известного журналиста, чьи работы мы регулярно наблюдаем в таких журналах как «Marie Claire», «Glamour», «Redbook» и многих других. Ее романы стабильно занимают лидирующие позиции в литературных рейтингах, а книги издаются в 22 странах мира. Роман «Лунная тропа» повествует об истории Джун Андерсен, которая получила в наследство от своей тетушки Руби легендарный книжный магазин «Синяя птица», с котором, собственно, не собирается ничего делать. Но спустя какое-то время Джун находит уникальные письма, спрятанные среди книг, и ее планы на этот книжный магазин, как и на саму жизнь, резко меняются.

Сара Джио

"Не далее как вчера ко мне в магазин приходила мама с маленьким мальчиком. Видела бы ты этого ребенка, такого грустного и молчаливого! От матери я узнала, что отец мальчика умер два месяца назад, а у ребенка не все ладится в школе. Друзей у него совсем мало, и мама хотела купить сыну несколько книжек, чтобы хоть немножко подбодрить его. Я подвела мальчика в полке и достала оттуда книгу «Когда подул ветер». Когда я сказала ему, что знаю автора, - тебя, разумеется, - он немного оживился. Тогда я прочла ему книжку. Разумеется, я читала ее и раньше, но лишь тут меня осенило, что это история о счастье, которое можно обрести в самых одиноких уголках жизни; что даже кот или собака могут составить тебе неплохую компанию. И значит, мы вовсе не так одиноки, как может порой показаться. Какое замечательное послание – и для взрослого, и для ребенка!

Так вот, Брауни, когда я закончила читать, мальчик
повернулся ко мне и сказал с широкой улыбкой:

- У меня тоже есть лучший друг. Это Боксер.

- Боксер? – переспросила я.

- Мой пес, - пояснил он.

Когда ты в очередной раз почувствуешь, Брауни, что твой труд не находит признания, вспомни о том, какое чудесное воздействие оказали твои слова на маленького мальчика, как они подбодрили его в трудную минуту. Пусть другие будут литературными «мэтрами». Пусть пишут свои грандиозные романы и осыпают друг друга похвалами. Как бы там ни было, ты должна помнить, что делаешь очень важную работу. И лишь немногие на этом поприще одарены также, как ты.

Маргарет, я очень надеюсь, что ты сохранишь мое письмо.
Положи его в карман и перечитывай всякий раз, когда вновь усомнишься в значимости своего творчества.

С любовью, Руби."

Чарльз Мартин обычно покоряет женщин не только своим писательским талантом, но и харизмой, помноженной на обаяние. Мужчинам редко удается так точно описывать грани человеческой души, а также создавать столь реалистичные женские образы, поэтому «В объятиях дождя» мы не смогли пропустить. Это история известного фотографа Такера Мэйсона, который всю свою сознательную жизнь старался находиться как можно дальше от дома и весьма в этом преуспел. В огромном семейном помести его ждала лишь любимая с детства няня, ради которой он и вернулся, а после ему пришлось встретиться лицом к лицу с отцом, которого он ненавидит, с братом, который сходит с ума, и с девушкой, которая и подарит Такеру надежду на то, что все может сложится совершенно иначе.

Чарльз Мартин

"Но Рекса по-прежнему не было видно и слышно, и я принялся за произведения искусства, затем – за телевизор, потом за вазы и металлического рыцаря в блистающих латах, которого Рекс привез из какого-то английского замка. Таким образом я приветствовал все, что висело и лежало, украшая его квартиру, и через пятнадцать минут не осталось ничего, что можно было бы разбить или сломать, но я по-прежнему испытывал ярость. Судорога сводила спину, пальцы были в крови, а бита покрылась трещинами, в которых сверкали осколки. Вскинув биту на плечо, я направился к выходу, как вдруг ощутил зловоние, исходившее из его спальни. Я поморщился: это был запах смерти, но он меня не остановил. Включив свет, я обошел всю громадную комнату. В углу, в кресле, наклонившись к подоконнику, сидел Рекс и смотрел на Грушевую улицу. Смертельно бледный, охваченный неудержимой дрожью, он превратился в живой скелет, так что я едва узнал его. Все это было следствием его алкоголизма и болезней Паркинсона и Альцгеймера. Огромного живота не было и в помине: Рекс, наверное, потерял килограммов тридцать. Лицо исхудало и вытянулось, глаза глубоко запали, взгляд блуждал. На нем не было никакой одежды, кроме грязных боксерских трусов. Насколько мне удалось выяснить, однажды днем, придя домой, он обнаружил, что Мэри Виктория его оставила, прихватив с собой все свои драгоценности и сексуальное нижнее белье. Не имея ни друзей, ни семьи, никого, кому можно было бы позвонить, он опустошил бутылку, а заодно и свой мозг: когда я его обнаружил, надежды на восстановление его умственной деятельности практически не осталось.

«Ты же понимаешь, что так нельзя».

«Неужели?»

На подоконнике стояла пустая стеклянная фляжка, и я ударил по ней. Рикошетом она пролетела прямо в его отделанную мрамором ванную и разбилась там вдребезги.

«Любовь не помнит зла».

«А я помню!»

«Она терпит, верит, надеется и все переносит, все!»

Я посмотрел на Рекса, не ощущая к нему ни малейшей жалости.

«Он теперь сам для себя худшее наказание. Ты не сможешь причинить ему зла большего, чем он причинил себе сам. Теперь он будет медленно и долго гнить заживо. И к лучшему, или – наоборот, к худшему, - его организм такой сильный, что этот путь будет долгим».

«Только не говори мне, что ты сама никогда не помышляла о том же – покончить с ним навсегда!»

«Дитя, мои собственные грехи тоже ожидает неминуемое возмездие, и да, видит Бог, я тоже думала об этом. И чуть ли не каждую минуту своей жизни. Я даже купила револьвер. Но помышлять и совершить – между этим существует большая разница!»

«Но мисс Элла, что же будет со мной?»

«А ты стань чудом света в преисподней – внеси туда свой свет!»

Однажды в юности Карен Уайт прочла роман «Унесенные ветром», и это событие настолько перевернуло ее мир, – а мы ее прекрасно понимаем, - что она твердо решила либо стать писателем, либо второй Скарлетт О'Хара. В итоге, ей почти удалось и то, и другое: Карен удалось найти свое счастье и в любви, и в бизнесе, но настоящий успех и удовлетворение принесло ей творчество.

Многие ее романы стали бестселлерами и удостоились престижных литературных премий, ведь ее проза обладает удивительной энергетикой, а нетривиальные сюжетные линии позволяют вам отвлекаться от книги только на сон. Роман «Рапсодия ветреного острова» лишь звучит легко и поверхностно, но на самом деле повествует о войне, которая развернулась не только в стране, но и в сердцах самых близких друг другу людей.

Карен Уайт

"- Ты ненавидишь меня? – наконец прошептала Кэт.

В детстве Кэт часто задавала этот вопрос. Ее шалости часто казались злонамеренными, и она редко сожалела о той боли, которую причиняла другим людям, - по крайней мере, так было сначала. Но в конце концов, угрызения совести довели ее до кошмаров и заставили обратиться к Мэгги. Потребность утешать и быть утешенной заполняла пустоту в каждой из них, образуя цельную личность из двух девочек-сирот, и обещание Мэгги всегда держало их вместе, несмотря на сотни маленьких трещин, то и дело возникавших в их отношениях.

- Нет, Кэт. Я не хочу ненавидеть тебя.

- Но ты должна. – Кэт начала всхлипывать. Мэгги опустилась на край кровати и сжала ее руки, стараясь не чувствовать холодный ободок золотого обручального кольца. – Ты знаешь, что Питер не любит меня и никогда не любил. Это я виновата. Я просто …

Кэт зарыдала так сильно, что уже не могла говорить. Мэгги обняла ее за плечи. Острые плечи Кэт выпирали из-под ночной рубашки. Мэгги подтянула ее к изголовью и прислонила к нему спиной.

- Я просто не могла вынести, что кто-то не любит меня. Не знаю, почему я такая, но ничего не могу с собой поделать. Во всех этих мужчинах я как будто вижу своего отца и хочу, чтобы они любили меня и всегда оставались со мной. Когда я видела тебя вместе с Питером и он не обращал на меня никакого внимания, словно я не существую, это убивало меня. Я позабыла обо всем, что может случиться, а теперь … она снова разразилась слезами.

Романы Дженнифер Чиаверини входят в список бестселлеров New York Times. Особенность ее историй заключается в том, что все героини живут в ожидании счастья: они ценят свой дом, любят друзей и близких, - иными словами все то, что способно по-настоящему поддержать в трудную минуту. Роман «Одинокая звезда» не стал исключением: это история девушки по имени Сара, которая оказалась со своим мужем в трудных обстоятельствах, чужом городе и совершенно не понимала, каким образом ей строить ее дальнейшую жизнь. Познакомившись с Сильвией, она обрела уверенность в себе, благодаря удивительным историям хозяйки старинного особняка, в котором Саре предстояло работать, а также сшить свое первое лоскутное одеяло – квилт.

Дженнифер Чиаверини

"Бабушка взглянула на меня и спрятала улыбку.

- Ага, явилась, маленькая разбойница?

Я опустила глаза и промолчала.

- Иди сюда, Сильвия.

В те дни, когда тебя звали взрослые, нельзя было не пойти. Она посадила меня на колени и накрыла нас квилтом. Так мы сидели молча, а она шила. Вот она взяла длинную полосу ткани и пришила к краю квилта. Меня успокоили ее мягкие колени и тихий голос, что-то напевавший.

Наконец я не выдержала.

- Что ты делаешь? – спросила я.

- Я пришиваю окантовку на одеяло твоей кузины. Видишь? Эта длинная полоса материи закроет лохматые края, чтобы не торчала подкладка.

«Лохматые края? – подумала я. – Как это лохматые? Как наша собачка?» Не желая показаться глупой, я задала другой вопрос:

- Это ее свадебное одеяло?

- Нет, оно особенное, на память о старой бабушке. У молодой жены никогда не бывает слишком много одеял, даже в Калифорнии. – Она воткнула иглу в подушечку и развернула квилт, чтобы я увидела узор.

- Красиво, - сказала я, водя пальцем по рисунку.

- Это «Дымовые трубы и угловые камни», так узор называется. Вот Элизабет посмотрит на него в Калифорнии и вспомнит наш дом и всех, кто в нем живет. Нам, Бергстромам, повезло, потому что наш дом наполнен любовью от труб до фундамента. Мой квилт поможет твоей кузине взять с собой чуточку нашей любви.

Я кивнула, показывая ей, что все поняла.

- Каждый из этих красных квадратиков – это огонь, горящий в камине, чтобы согреть ее после трудной дороги.

Я посмотрела на красные квадраты на одеяле.

- Их очень много. У нас в доме нет столько каминов.

- Я знаю, засмеялась она. – Тут все понарошку. Элизабет поймет.

Я кивнула. Элизабет была взрослая и понимала много разных вещей."

Любите книги и читайте с удовольствием!

Источник: i-gency.ru
Теги: книги, эксмо, новинки, литература
Автор Публикации:

Комментарии:
Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизироваться