ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕМЫ:
16+
100 Book Challenge: #59 Калейдоскоп. Расходные материалы
Культура
4 4775
02 июля 2017

100 Book Challenge: #59 Калейдоскоп. Расходные материалы

Последний роман Сергея Кузнецова «Калейдоскоп. Расходные материалы»
вышел в марте 2016 года. Он вошел в лонглисты большинства литературных премий («Национальный бестселлер», «Русский Букер», «Большая Книга», «Ясная поляна»), а также в шортлист премии НОС и премии «Студенческий Букер-2016». Роман был высоко оценен критикой за идею - более ста героев и десяти мест действия: викторианская Англия, Шанхай 1930-х, Париж 1968-го, Калифорния 1990-х, современная Россия… В этом калейдоскопе любая глава — только часть общего фрагментарного узора, а любое действующее лицо — лишь отражение во множестве зеркал. Они перемешиваются как стеклышки в оптической игрушке, но как всегда у Кузнецова, крепко связаны в одну историю мастерским повествованием.

#59: Калейдоскоп. Расходные материалы

Наверняка многие читатели, в руки которых попала книга Сергея Кузнецова, опасаются изначально запутаться в хитросплетениях сюжетных линий и не пройти в итоге квест на внимательность. Всё-таки роман на самом деле вышел эпичным, затрагивающим нехилый пласт мировой истории. Но само название "Калейдоскоп" идеально подходит этой книге. При каждом новом витке картинка в самом деле менялась, но если смотреть глобально, то составляющие оставались теми же, что и прежде. Я не особо люблю историю, потому что чаще всего она запоминает плохое: войны, революции, кризисы и пр. Именно поэтому я стараюсь придерживаться аполитичной позиции. Хотя бы просто потому, что считаю, современным людям пора бы научиться делать выводы из прошлого, а не подставлять лоб под новые грабли. Но Сергей Кузнецов заставил меня взглянуть на ситуацию с другого ракурса. Конечно, у каждого народа своя собственная история, но многие нации сталкивались с такими же проблемами, что в принципе позволяет нам найти не только отличия, но и точки соприкосновения между собой. И подобный взгляд мне безусловно импонирует больше, чем пропаганда культа определенной нации и ее превосходства над остальными. Мы можем понять теоретически, когда другой человек испытывает боль, но ведь уровень эмпатии становится выше, если мы сами когда-то испытывали подобные чувства и бывали в той же шкуре. И тут я всегда вспоминаю цитату австрийца Карла Клауса:

"Война — это сначала надежда, что нам будет хорошо; потом — ожидание, что им будет хуже; затем — удовлетворение тем, что им не лучше, чем нам; и наконец — неожиданное открытие, что плохо и нам, и им."

В идеале было бы сразу же прийти к подобному катарсису, не проходя все стадии осознания. Но мы ведь понимаем, что пафосные пацифистские лозунги о равенстве и братстве по сути своей всегда были и будут утопичными. Даже я, стараясь всегда вставать на чужое место и анализировать не только что человек сделал, но и почему он так поступил, порой смотрю снисходительно на чью-то глупость и необразованность в определенных вещах, не считая себя при этом высокомерным снобом, но в глубине души осознавая свое превосходство, что тешит мое самолюбие. Печально, но факт. А уж если подуть на искорку тщеславия со стороны, то вспыхнет целое пламя. Наверное, поэтому многие переходят тонкую грань между патриотизмом и нацизмом, гордостью и высокомерием, не особо задумываясь об этом. Второй момент, который меня покорил в книге, помимо концептуальной идеи, что как и в оптической детской игрушке, за невероятными узорами прячутся всего лишь разноцветные стекляшки и не более. Вот и здесь чувствовалась атмосфера пустоты и обреченности. Какие комбинации бы не выпали, за ними будут всё те же стекляшки. Герои постоянно задумываются о смысле жизни, а вместе с ними тоже начинаешь думать, что как-то тоскливо осознавать, что после смерти не будет ни райских садов, ни других приключений души. Наверное, для таких моментов человеку нужна вера в какую-то высшую идею - реинкарнацию, Бога, потусторонние миры. Хотя бы ради успокоения совести, что у тебя еще будет надежда и шанс что-нибудь исправить в другой раз в другой жизни, пойти иной тропой или со временем вообще перепробовать все тропы, чтобы узнать, какая из них была бы лучшей.

Да и вообще каждая глава начиналась с любопытства, куда на этот раз переместит меня автор в своей машине времени, в каком жанре будет очередная новелла. Далеко не все темы мне были интересны, но некоторые читались взахлеб. Тут отдаю должное автору за его красивый язык и стиль изложения. Особенно понравилась часть про викторианскую Англию, мрачная история португальских Ромео и Джульетты, съемки кинофильма в Италии, письма другу от эмигранта-школьника из Израиля, неожиданный разворот событий в дружеской компании на даче. Но главы, где основной акцент сделан на политику, революции и гражданские войны, мне давались уже со скрипом. Ну, не люблю я подобные темы в искусстве. Мне хочется, чтоб книга отвлекала меня от реальности и переносила куда-то, а не тыкала носом, что воз и ныне там. Да и многочисленные повторения автора под конец романа уже начинали вызывать раздражение. Я думаю, что внимательному читателю и без того приятно узнавать в этой толчее лиц уже знакомых персонажей из предыдущих глав, рисуя в голове связующие их нити. Вовсе необязательно каждый раз повторять про Ницше, смерть Бога и перетирать одни рассуждения по сто раз, тем самым еще раз объясняя гениальность своей задумки. Ну, мало ли... Вдруг вы не оценили масштаб произведения по достоинству? А если вы до сих пор не поняли, что книгу писал человек начитанный, то в конце еще и список литературы прилагается с пометками автора. Вот это кокетство было лишним. А в целом книга оставила неплохое впечатление от знакомства с современной российской прозой.

Цитаты:

Чтобы там ни говорили феминистки, суть женщины - страстно и увлеченно желать сама не знаю чего.

* * *

Почти на каждой вечеринке кто-нибудь обязательно спрашивал: «А правда, что русский может выпить бутылку водки?». Первые несколько раз я смеялся. Объяснял, что это зависит от того, с какой закуской, за сколько времени и в какой компании. Опять же – смотря какой русский. Потом я начал злиться. Говорил, что это национальный стереотип и он меня оскорбляет. Все равно что сказать афроамериканцу, что у него наверняка есть знакомый драгдилер и не продаст ли он травы. Потом я снова стал смеяться. Отвечал, что могу и больше выпить, но надо, чтобы при этом медведь на балалайке играл.

* * *

Только неотправленные письма по-настоящему искренни.

* * *

Родственная любовь тем и отличается от романтической, что никогда не проходит, хотя о ней и не пишут романов.

* * *

Если бы я жил в подобной роскоши, я бы просто не представлял, до чего жалко мне было бы умирать. Разве что из экономии: если жить вечно, сколько ж денег на все это уйдет?

Источник: I-GENCY.RU
Теги: книги, сергей кузнецов
Автор Публикации:

Комментарии:
Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизироваться
Almeriya 02 июля 2017
1
+
Шустро ты. А я даже не знаю, когда теперь дочитаю его(((
Kvertoff
Almeriya
Almeriya2017-07-02 11:32:51
Шустро ты. А я даже не знаю, когда теперь дочитаю его(((
02 июля 2017
0
+
Зависит от наличия свободного времени. Но если в этой книге делать длительные перерывы, то еще сложнее запомнить всех героев.
Almeriya
Kvertoff
Kvertoff2017-07-02 11:59:33
Зависит от наличия свободного времени. Но если в этой книге делать длительные перерывы, то еще сложнее запомнить всех героев.
03 июля 2017
1
+
Я и с короткими слабо запоминаю)
Kvertoff
Almeriya
Almeriya2017-07-03 22:34:24
Я и с короткими слабо запоминаю)
03 июля 2017
0
+
Ну, там все равно прослеживаются некоторые линии и связи, потому что напоминают ситуации. С именами у меня вот беда. Если образ не напомнят, то не смогу сопоставить.