ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕМЫ:
16+
100 Book Challenge: #40 Идеальный официант
Культура
5 3546
14 января 2017

100 Book Challenge: #40 Идеальный официант

В 2005 году, через год после написания романа "Идеальный официант", швейцарский писатель Ален Клод Зульцер получил Премию Шиллера, а в 2008, благодаря той же книге, он стал лауреатом Премии Медичи за лучшее зарубежное произведение. Эта история любви, в которой раскрываются вечные темы страсти, разлуки и лжи, встретила широкое одобрение критиков и была переведена на многие европейские языки.

#40: Идеальный официант / Ein perfekter Kellner

Чтение "Идеального официанта", пожалуй, можно сравнить с посещением дорогого фешенебельного ресторана, о котором наслышан от других, но сам оказался там впервые. Ты восторженно ждешь, что сможешь окунуться в атмосферу изысканности, перенестись из повседневной рутины в богемный шик, где даже ход времени не имеет значения. Поначалу отмечаешь элегантность интерьера, безупречно белые салфетки и хрустящую от крахмала скатерть, безукоризненную сервировку стола, где выставлены столовые приборы, о значении некоторых только смутно догадываешься. Берешь толстое меню в кожаном переплете, на каждой страничке которого гораздо больше всяких вензелей и завитушек, чем выбора блюд. Наконец-то, делаешь первый заказ, интуитивно тыкая пальчиком в незнакомое название какого-нибудь деликатеса вроде "Le katsudon под французским соусом demi-glace", чтобы не казаться несведущим провинциалом в глазах учтивого официанта. Тебе приносят огромную тарелку, занимающую половину стола, а в середине котлетка с рисом и подливкой. И ты такой про себя думаешь: "Эмм... Вы что серьезно?" Вот примерно такие же эмоции остались у меня после книги, как будто обычную котлету подали под видом заморского деликатеса.

Роман будоражит внимание читателей только потому, что позиционируется, как нечто оригинальное и провокационное. Ведь речь пойдет о нетрадиционной сексуальной ориентации главных героев. Это же в военное время происходило! История запретной любви и порочной связи молодого немца с известным писателем вызвала бы эффект разорвавшейся бомбы. Но стоит заменить смазливого Якоба какой-то миловидной девицей, то получилась бы обычная мелодрама, каких предостаточно на книжных полках. Сразу вспоминаются рассуждения того самого писателя Клингера о том, что всё, ранее описанное, можно описать заново и по-другому. Именно это сделал Зульцер. Не будь тут гомосексуального подтекста, любовный треугольник Эрнеста, Якоба и Клингера ничем не отличался бы от мелодрамы той же Жюли со своим англичанином, когда они каждый год встречались втайне от своих законных супругов. За скандальным фасадом скрывается обычная история об измене, о том, как молодой человек своим телом прокладывает путь наверх к лучшей жизни, о том, как обеспеченный импозантный интеллигент и примерный семьянин в глазах остальных покупает себе молодую игрушку для удовлетворения собственной похоти. Весь сюжет вытягивает только концовка, когда речь идет уже о сыне Клингера.

Есть ли хоть одна причина, заставляющая сопереживать героям? Я ее не нашел. Якоб изначально манипулировал мужчинами в корыстных целях. Он быстро смекнул, что упорство и труд не помогут ему выбраться из повседневной рутины. Так и остался бы он возле Эрнеста в тесной каморке, прислуживая остальным. Сам Эрнест вроде как переживает, вспоминая события молодости, но ведь это был его выбор. У него была возможность расставить все точки над i в запутавшихся отношениях, но он предпочел отмалчиваться. Это не Якоб его бросил. Он сам ушел из комнаты, пустив ситуацию на самотек. Здесь не было рокового стечения обстоятельств, что могло бы вызвать жалость у читателя. Сами наломали дров. При всей этой банальности сюжета автор умудрился к тому же невероятно растянуть книгу, испытывая мое терпение подробнейшим описанием и повторением одного и того же. Например, герой не может просто так взять и раздеться. Ему сначала надо скинуть пиджак, расстегнуть жилет, вынуть ремень из брюк, свернуть его тугим кольцом, положить ботинки под стул, снять один носок, а затем второй и т.п. Ненавижу методичное размазывание каши по тарелке. Сам язык какой-то вязкий, монотонный и скупой на эмоции. Хотя, может, в этом была задумка автора, ведь повествование идет от лица идеального официанта, а он в любой ситуации должен оставаться учтивым и сдержанным.

Цитаты:

Одно дело - любопытство, и совсем другое - набраться мужества его удовлетворить.

* * *

Всё, ранее написанное другими, можно описать заново и притом по-другому, ибо новое слово показывает в новом свете то, что все видели, но не разглядывали.

* * *

Надменность - проницаемый панцирь, непрочный, когда ты сидишь один за столом.

* * *

Нет ничего более неприемлемого, чем избитые слова и фразы, которые есть не что иное, как бумажная обертка, в которой прячутся предрассудки.

* * *

Глядясь в зеркало, моложе не станешь.

Источник: I-GENCY.RU
Теги: книги, ален клод зульцер
Автор Публикации:

Комментарии:
Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизироваться
Almeriya 14 января 2017
1
+
Не слышала об этой книге.
Kvertoff
Almeriya
Almeriya2017-01-14 12:52:49
Не слышала об этой книге.
14 января 2017
0
+
Мне обложка как-то попалась на глаза. Захотелось почитать. Тем более, удивился, что подобный роман перевели на русский язык.
Nesya 14 января 2017
1
+
Первая цитата зачётная!!!! Читаю отзыв твой, такое начало, сразу мысли - вот оно! Надо читать! А потом такой облом))) спасибо, Дима, за отзывы!
Kvertoff
Nesya
Nesya2017-01-14 20:43:09
Первая цитата зачётная!!!! Читаю отзыв твой, такое начало, сразу мысли - вот оно! Надо читать! А потом такой облом))) спасибо, Дима, за отзывы!
14 января 2017
0
+
Если не ждать от книги чего-то особенного, то она вполне может понравиться.
Pfiff 16 января 2017
1
+
Возможно, именно это автор и хотел донести. Мол, затроньте злободневную тему и лепите из того что есть тортик ) Это как, если бы Чарли Шин по пьяни стукнул Дениз Ричардс или Бред Питт Анжелину. В первом случае особого резонанса бы и не было, во втором - мировая война!